Меню сайта

20-03-2017 Универсальный журналист

Универсальный журналист

В Воронежском государственном природном биосферном заповеднике имени В.М. Пескова состоялись Четвёртые Песковские чтения. На пленарном заседании с докладом «Универсальный журналист» выступил декан факультета журналистики ВГУ Владимир Тулупов.

Из всех журналистов, которых дала России воронежская земля, пожалуй, самый популярный – Василий Михайлович Песков.

Почему?

Прежде всего потому, что он пришел в прессу, что называется, из народа. Сын машиниста и крестьянки начинал свою трудовую деятельность пионервожатым, поработал шофёром, киномехаником, фотографом, и только затем, в 1953 году, – после успешной публикации первого очерка «Апрель в лесу» – стал штатным корреспондентом «Молодого коммунара».

Имя Пескова известно разным поколениям россиян: ведь до последних дней своей жизни он печатался в «Комсомольской правде» (с 1956 г.), а старшее поколение помнит его как ведущего телепрограммы «В мире животных» (1975 – 1990 гг.). Но Василия Пескова знает и молодежь, которая ценит его как писателя, читая и перечитывая книги, составившие полное собрание сочинений из 23 книг.

Вовсе не случайно один из островов Большой Курильской гряды назван в 2016 г. его именем Василия Михайловича Пескова, ведь он, будучи активным путешественником, любил всю жизнь что-то открывать. Так одним из первых среди отечественных публицистов он обратился к экологической теме: сначала это был небольшой газетный материал о речке Усманке, а затем – книга «Речка моего детства» (1978 г.). Именно он был тем самым журналистом, который встретил и написал репортаж о первом космонавте, приземлившемся в Саратовской области, и не только написал, но и сделал первые снимки майора Гагарина. И последующие «космические репортажи» «Комсомолки» также принадлежали перу и камере Пескова.

Вообще, Песков любил создавать циклы публикаций. Они выходили под персональными рубриками, которые Василий Михайлович вёл годами – это и «Просёлки», и «Отечество», и «Окно в природу». А с каким волнением вся страна следила за историей семьи необычных отшельников Лыковых, описанной им сначала в очерках на страницах «КП», а затем в отдельной книге в жанре документальной повести (1983 г.). Мало кто знает, что в 1990-е гг. он публиковался в журнале «Муравейник» под рубрикой «Дядя Вася рассказывает».

Конечно, самая знаменитая книга В.М. Пескова – «Шаги по росе», за которую ему в 1964 г. была вручена Ленинская премия. В аннотации к изданию написано: «Герои этой книги строят заводы, прокладывают каналы, воздвигают дома и сажают яблони. В них немало общего, независимо от возраста и профессии: все они первопроходцы, первооткрыватели, люди мечты и дела. И в то же время образ каждого из них, живой и яркий, несёт те черты, которые присущи ему и только ему». В «Шагах по росе» – несколько разделов («Счастье первой тропы», «Люди, которых я помню», «Звёзды в ладонях», «Земля космонавтов», «В двух шагах от экватора», «Лесные глаза»), которые, по сути, определили будущие тематические направления всей журналистской деятельности Пескова.

И, конечно, отдельный разговор – о фотографии, с которой начинал мастер. Первая книга, выпущенная им в 1960 г., называлась «Записки фоторепортёра», а последняя – 2011-го г. – «Любовь – фотография: что, где, почему и как я снимал».

Известный фотожурналист Лев Шерстенников в книге «Остались за кадром-2» напечатал очерк «Василий Песков», в котором, в частности, написал следующее: «…Все фотографии Пескова (опубликованные в газете – В.Т.) были “негазетными”. На них мог человек быть снят и со спины, могло быть снято лишь одно лицо – крупно, во весь кадр, мог быть снят пейзаж, но не как “фотоэтюд”, что иногда в газетах допускалось, а как-то иначе, без видимых фотографических “эффектов”. Снимки полностью совпадали с текстом. Они не иллюстрировали, даже не дополняли, а просто были неотъемлемой частью повествования. Когда я пытался “оторвать” одно от другого, снимки часто переставали существовать, без текста многие из них “не выживали”. А с текстом… Нет, не зря говорят: художник – это свои законы, это – всеобщая загадка.

Главная сила Пескова, как мне представляется, в его простоте. Не в той простоте, что хуже воровства, а в доступности, понимании, правде, из которых уже рождаются и глубина, и объёмность, и мудрость. Сколько бы текстов Пескова вы ни прочли, вы никогда не найдёте заковыристого слова, не найдёте иноязычной замены того слова, которое существует в русском языке. Рассказывая о природе, он не козырнет латинским названием птицы или зверя. Все чисто, прозрачно, а потому и поэтично. Ну, а в фотографии? Да всё то же самое. В фотографии нет ни одного “выверта”, способного сделать снимок особо запоминающимся, “знаковым”. Снимки задевают именно своей органичностью. Той же органичностью обладает среднерусская природа: не вычурна, не броска, а чем-то берёт за душу…».

Соб. инф.

×